Сабрина Винтер
Ветер шептал деревьям и травам
о волнах игривых, о вечных дубравах,
о горных вершинах, спящих в снегах,
о юных героях, ступивших во прах.
И щебет лесной подпевал в тишине
под песнь ветра при полной луне,
что ярко светила, освещая им путь
и с этой дороги уже не свернуть.
В озерах, полнейших чистейшей воды,
плескались русалки и пели, мечты
крылатыми птицами взмывали в небеса,
воспевая Солнце и облака.
Орлы, что кружили над пиками гор,
вели свой таинственный, немой разговор
о том, что в лесах, продолжая свой спор,
жили создания, чьи жизни – позор.

Ветер донес из дали в тишину
звуки, что песней пронзили волну,
звуки, что стали милей всем в лесу,
звуки, что могут пробить светом тьму.
Деревья и травы шептали в ночи
о том, что эльфийские звякнут мечи,
что враг отступать не намерен во век,
пока не прольется весь лунный свет.
«Звезда воссияй!» - вторил глас в тишине
и лунный свет озарял все во тьме,
и травы колыхались под виением ветерка,
зная, что оркам мила лишь война.
Эльфийские копья засверкали в полях,
услышали орки «эльфийский глас»
и знали деревья, что эльфы вокруг,
что оркам не скрыться от копий…

Пронзила песня чудесная шум,
эльфийские кони заржали,
а копья острые вонзились в плоть
и черная кровь оросила корни.
И пела эльфийка со стягом в руках,
на белом скакуне восседая,
о храбрости войнов и чистых полях,
о победе эльфийской, мечтая.
Эльфийские лучники посылали птиц,
что вонзались в черные сердца,
а орки и гоблины посылали своих,
чтобы стяг с древка сорвать.
Много эльфов погибло в эту лунную ночь,
много орков лежало в пыли,
прислонилась к коню эльфийская дочь,
доживая часы свои…