13:26 

Фанфик по ГП - ГП и Орден Золотой Орхидеи

Глава 1
Над пропастью времени



Был пасмурный день. Местами в графстве лил проливной дождь, местами шел град. Было холодно, как будто мгновенно в лето ворвалась поздняя осень. Магглы гадали, когда же наступит настоящее лето, но волшебный народ, терроризированный Лордом Волдемортом, знал, что лето настанет лишь тогда, когда из графства уйдут дементоры.
Тем временем в Литтл-Хэнглтоне в доме, все еще называющимся «домом Риддлов» состоялся настоящий пир по случаю очередной победы в очередном налете. На этот раз не повезло семье «полукровной» волшебницы Урсулы Эриггл. Беллатриса Лейнстридж сама отчиталась «милорду» о том, как она замучила до смерти бедную женщину, одиноко живущую в графстве Кент. Она описала это действо во всех подробностях, за что «милорд» похвалил ее (в первый раз за два прошедших года) и устроил ей День Рождение, которого у нее не было как минимум семнадцать лет. Пир прошел успешно и даже очень весело, с музыкой. Но наступила ночь. Ночью все иначе.
- Еще раз поздравляю тебя, Белла, с твоим успехом и Днем Рождения, но нам пора заканчивать праздничный вечер. Все Вы немного развеялись, отдохнули. Пора и за работу. Эйвери, Северус и Драко – на Бейкер стрит. Разнесите несколько магазинов. И будьте предельно осторожны – попадете в лапы мракоборцев – убью всех троих. Нарцисса и Белла – на Тисовую стрит. Наведайтесь в одну семью – Дурстли. Они могут знать что-то о Поттере. Нотт и Кребб проверят Грейнджер, а Гойл и Армор проведают Уизли. Все всем понятно? – холодно закончил милорд, осматривая лица Пожирателей смерти.
- Да, милорд. – Ответила за всех Белла и поклонилась бледному с красными глазами мужчине, одетому в черный плащ. Зрачки лорда настолько сузились, что, казалось, их нет вообще.
- По заданиям! – Скомандовал он (в этот момент зрачки мгновенно расширились) и отвернулся к огню, глядя на него с отсутствующим взглядом.
Когда все Пожиратели смерти ушли из комнаты, стоявший в самом дальнем углу этой комнаты, Хвост судорожно вздрогнул. Он переводил свои водянистые глазки то на Нагайну, - змею Темного Лорда, - то на самого Милорда Волдеморта, не решаясь заговорить с ним. Наконец Хвост пересилил часть своего страха и тихим сильно дрожащим голосом пролепетал:
- М...милорд...
Волдеморт оторвался от просмотра огня и пристально посмотрел на Хвоста. Так как единственным светом в этой комнате являлся камин, который горел уже не так яростно, как в начале вечера, фигура Лорда в этом свете казалась более зловещей, чем при свете дневном.
- Да, Питер? – произнес загробным голосом Темный лорд.
- Вас... Вас что-то тревожит, милорд... Я это вижу, милорд... Могу ли я чем-то вам помочь, милорд?.. – быстро, как может только затравленный человек, выдал Петтигрю.
- Помочь? – переспросил лорд с удивлением. – Мне?
Хвост со страхом посмотрел в глаза милорда, зрачки которых расширились так что, казалось, они занимают всю полость глаза, и, судорожно сглотнув, прошептал тем же дрожащим голосом:
- Д... да, м... милорд...
- И чем же ты можешь мне помочь, мой раб?
- Н... не знаю,.. м... милорд... Чем захотите, м... милорд...
Волдеморт задумался. Зрачки его снова сузились в полу-щелочки. Он пристально смотрел на сжавшегося в комок Хвоста, находившегося в углу. Это продолжалось около двух минут. За это время Хвост немного осмелел и предложил:
- М... милорд,.. если Вы расскажете Своему верному Хвосту о своих тревогах, Ваш верный Хвост постарается Вам помочь.
- Хорошо. Посмотри, Хвост, не подслушивает ли нас кто. – Задумчивым голосом с ледяными нотками повелел Волдеморт своему рабу.
Хвост быстро подошел к двери и, выглянув из-за нее в темный коридор, прикрыл. Потом подошел к Темному Лорду и отчитался:
- Н... нас не подслушивают, м... милорд.
- Превосходно, Хвост. Теперь подойди ко мне поближе и слушай. – Хвост приблизился почти вплотную к Волдеморту и опустился на колени перед его креслом. – Это началось неделю назад. Наверное, Хвост, я стал более сентиментальным, но эти сны меня действительно тревожат. – Волдеморт выдержал паузу прежде, чем продолжить. – Странные сны. – Задумчиво произнес он. - Неизвестный мне человек пытается меня убить. Странно то, что я не помню его облика. Но всегда меня спасают одни и те же - назову их «волшебниками» - лица. Я знаю их, как ни странно, это Мария,.. Джинни Уизли, Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер... да, Хвост, он самый... В моем сне присутствуют только они. Хотя там появлялись Драко и Лонгботтом. Покушение происходит в каком-то каменном помещении, которое окутано ядовито-зеленоватым светом и там чувствуется дурманящий запах свежескошенных трав. Обычно я нахожусь в просторном помещении, в конце которого находится огромная статуя мага, который крест на крест держит два обоюдоострых клинка. Под этой статуей находится алтарь. Я подхожу к нему и тут-то на меня и нападает тот ненормальный маг. Потом появляются «волшебники» и отбивают меня от того типа. – Томас выдержал паузу, после чего нехотя добавил, - Он появлялся и в других моих снах. Например, во сне, в котором он разговаривал со мной совершенно не допустимым тоном.
- М... милорд,.. м... может поискать ответ в... дневниках Слизерина?.. Я найду их, милорд... Для Вас, милорд...
- Почему раньше скрывал от меня информацию о дневниках? – С нотками темного ликования в голосе прошептал Волдеморт. – Иди. Не найдешь дневники – убью.
Хвост вскочил с коленей, низко поклонился Темному Лорду и выбежал за дверь, оставив ее приоткрытой для Нагайны. Волдеморт остался наедине со своей любимой змеей. Он немного помолчал, о чем-то думая, и обратился к Нагайне.
- Ты все слышала?
- Да, мой господин.
- Я хотел бы посоветоваться с тобой, Нагги. Что ты об этом думаешь?
- Мое мнение, мой господин?
- Да, Нагайна.
- Скажу, что сны могут сбываться. Снится один и тот же человек – увидишь его скоро. Будьте готовы к встрече, милорд... мой господин.
С этими словами Нагайна опустила голову и закрыла глаза. Больше они не разговаривали на эту тему. Темный лорд сидел, положив ногу на ногу и задумчивым взглядом смотрел на угасающие, но еще танцующие в камине языки пламени. За окном начинался рассвет. Завораживает, когда на горизонте появляются сначала отблески лучей солнца, прогоняя вуаль ночной императрицы, то место, где свет соприкосается с ночью оттеняет светлую палитру утренних красок и граница, почти посветлевшего, неба кажется палитрой пастэльных тонов. Это очень красиво особенно, если смотришь на рассвет в деревне или на самом краю леса.

Графство Суррей этой ночью ожидало нечто, что стало бы концом школы чародейства и волшебства Хогвартс, если бы этот чародей захотел его уничтожить. Но он ждал. Он слишком долго спал тем сном, которым его отец – Салазар Слизерин – усыпил свое чадо.
В Запретном Лесу было тихо. Даже смелые кентавры ушли из этого леса. Птиц не было слышно. Стояла зловещая тишина. Но если в лесу гулял ветер, пролетая сквозь когда-то пушистые лапы елей, он превращался в непрерывный вой. Казалось, что все жители этого леса покинули его в большой спешке. Порой даже Хагриду было не уютно в этом не живом, мертвом лесу. Лес был многоголосым в бурю или сильный ветер, но когда ветер стихал – лес стоял молчаливый, немой; только вековечные ели и сосны знали, почему это произошло. Грохху тоже было страшно находиться в этом лесу. Хагрид навещал его, но было видно, что его младший брат чего-то боится. На своем ломаном английском брат Хагрида пытался рассказать Рубеусу о странном человеке, который любил ходить по темному тихому зловещему лесу. Рубеус не понимал своего брата, поэтому этот человек его и не трогал, а убивать брата лесничего, как он думал, пока рано.
Бледный человек со змеиными чертами лица, двойным подбородком, черными, как вороново крыло, растрепанными, неопрятными волосами по пояс; серыми глазами, в которых, казалось, плавали души. Одет он был в странный черный плащ; на серебряных пуговицах сюртука, выглядывающего из-под плаща, красовалась выгравированная четырехголовая змея. Сейчас этот человек стоял на утесе, с которого прекрасно был виден Хогвартс и, разделяющее его с утесом расстояние, покрытое лесом за широкой Серебряной рекой. Он сотворил из воздуха железную трость и со всей силой удалил ею по камню, кинул трость в сторону, не глядя, куда ее кидает, нагнулся и, достав колбу из-под плаща, наполнил ее каменной пылью. Человек быстро выпрямился и отошел от пропасти. Он резко остановился, увидев совсем близко ярко-алые цветки с острыми листьями. Подошел к растению и, срезав продолговатые цветки и острые листья положил их в разные мешочки.
- Так, еще остается козья моча, Круциатус широколиственный и кровь младенца до двух недель. А потом Я посмотрю, как он на меня будет смотреть, собачий сын, сын грязного маггла, осквернитель крови Слизерина, полукровка...
Неподалеку хрустнула сухая веточка и мужчина обернулся.
- Диас? Влас?
- Это Я, Винсент. Но для острастки скажу свое имя – Я – Диас, второй сын Салазара Слизерина. В лесу никого больше и нет, как этого великанского отродья, лесничего и нашего нерадивого брата Власа.
Диас выглядел немного моложе брата – такие же длинные черные, как смоль, волосы, серые глаза, змеиные черты лица; характером он пытался быть похожим на брата, но это у него редко получалось. Ему не везло в «больших» делах. Перед тем как сотворить большую пакость, он не интересовался, что делают его двенадцать сестер, когда как старший брат всегда интересовался у своих сестер, что же они будут делать в ближайшее время и не нужна ли им его помощь. На это сестры говорили в один голос слово «не нужна» и уходили по своим спальням. Влас был совершенно не похож характером ни на старшего брата, ни на среднего, но всегда принимал участие в злостном хулиганстве старших братьев – за что и был наказан своим отцом. Все три брата спали около пятисот лет – таково было их наказание. Большую часть времени они проводили в лесу, но бывало они заходили и в Хогвартс через пещеру в Сумрачном гроте возле Лунного озера. Вход как раз приводил их в, так называемую, Тайную Комнату.
- Кстати, что ты здесь делаешь?
- Кстати, кто-то обещал не интересоваться этим.
- Зачем тебе камни?
- Не камни.
- Каменная пыль? И Праспертус огненный наверное уже сорвал?
- Не суйся... хотя, Диас найди мне Круциатус. Круглые широкие листья, блеклое такое растение с большими синими цветами. Мне цветы не нужны – Мне нужны побеги и стебель. Понял меня? Руки смочи в желчи осла, не то...
- Бе-э-э-э... и буду я пахнуть как майская роза, на которую...
- Ты понял меня?
- Так что ты там говорил про желчь осла?
- Не прикидывайся идиотом. Дотронишься до листьев или цветов – умрешь мучительной смертью. Оно так защищается.
Диас посмотрел на брата и, вздохнув, скрылся в зелени елей. Винсент усмехнулся и исчез в клубах черного дыма.

Хогвартс спал. Рубиус был рядом с Гроххом, когда на опушку леса вышел красивый молодой черноволосый парень, на котором была надета черная мантия с зеленоватыми оборками. Со стороны парень был похож на Тома Марволо Риддла, а если посмотреть на него сзади, ну, вылитый Северус Снейп в молодости. Как заметил Хагрид, парень куда-то торопился. Грохх поздоровался с ним и парень ответил ему кивком головы в знак приветствия, после чего поспешил удалиться с опушки, но заметил Хагрида и резко остановился, обдумывая не применить ли заклятие Обливиэйт. Придя к выводу, что этого делать не рекомендуется, он ограничился фразой:
- Ты меня не видел. Я не знаю, что здесь произошло.
- Э-э-э... почему это я тебя не видел? Я тебя... это... сейчас вижу,.. разговариваю, так сказать.
- Нет, ты меня не видел. Не скажешь никому, что видел меня здесь – будешь цел... – Он выдержал паузу и добавил. - ... и я тоже. Мне такое непростительно. Правда, они меня и за брата-то не считают.
- Так... ну... ты скажи в чем дело-то? Кто ты и... эти... твои братья-то?
- Мы - родные сыновья Салазара Слизерина. – Тут он понял, что проговорился окончательно и быстро закрыл рот ладонями. – Ты этого не слышал. У меня из-за этого будут огромные неприятности.
С этими словами Влас скрылся за увесистой пушистой лапой ели. Грохх что-то пробурчал, Хагрид его не слушал. Попращавшись с младшим братом, Хагрид направился к своей маленькой хижине.

URL
Комментарии
2009-10-12 в 13:27 

Сабрина Винтер
Глава 2
Все начинается с видения.

Было обыкновенное пасмурное утро. Гарри проснулся раньше Джинни и, чтобы не будить ее, тихонько встал с кровати, оделся и вышел за дверь. Молодая пара Поттеров жила в старом доме его родителей, отстроенном заново. Это было, конечно, опасно, но Джинни все решила за него и он согласился. Все просто и скромно: на стенах висели картины, подаренные иллюстратором книг магии Розалиндой Вендетт.
Гарри спустился в кухню, быстро позавтракал и, накинув на себя мантию, засунув во внутренний карман волшебную палочку и написав Джинни записку, отправился доставать шестой скримстраж Волдеморта.
Небо было закрыто дождевыми тучами. Гарри вошел в плотный туман и чуть не наткнулся на Эрику Брайтсорф. Она поприветствовала его и быстро скрылась в тумане. Гарри пошел на угад и врезался в фонарный столб. Позади послышались осторожные шаги. Гарри повернулся на звук, но ничего не увидел. Вдруг почти близко раздался глухой стук и кто-то взвизгнул.
- Ах, черт его побери этот туман! – высказался молодой женский голос.
- Согласен с Вами, леди. Я тоже только что налетел на столб.
- Очень приятно… Гарри, ты что ли?
- Да. С кем имею честь разговаривать?
- Джессика Ферд. Я с Пуффендуя. Может помните, девочка лет 12-ти с рыжими волосами.
- Джессика… А-а-а-а! Джессика Ферд! Кажется я вас вспомнил.
- Говорите. Я иду на ваш голос, если, конечно, не врежусь еще куда-нибудь… ах, блин, как больно…
- Что случилось? – поинтересовался Гарри.
- Просто я во что-то врезалась.
- Джессика, Вы где?
- Я в тумане.
- Ну, я понимаю, что Вы в тумане.
- Ух, кажется осталось совсем немножнко пройти.
В поле зрения Гарри вошла четырнадцатилетняя девушка с рыжими волосами.
- Я, кажется, уже тебя вижу.
- Я Вас тоже теперь вижу.

Бьезо – это новая школа магии в мире, о которой знают только «избранные» Темным лордом. Она находится на границе провинций Серрания-дэ-Куэнка и Валенсия. Кстати говоря, это горный район. Да и школа никак не вписывается в критерий «светлой» школы. Она - творение величайшего из величайших темных магов - Лорда Волдеморта.
Могу сказать, что это большой, просто огромный, замок, где дети учатся не только темной магии, но и риторике, хитроумности и другим полезным вещам. Именно об этой школе пойдет речь в этой главе.

Кассандра ворочалась во сне, ей снилось, что она попала на королевский бал и, что она танцует с принцем. И вдруг неожиданно для нее над головой пролетело заклинание Крусио Одрик. Стало нестерпимо больно и Кассандра закричала. Сон растаял окончательно.
-Вставай! Просыпайся! Хватит дрыхнуть! – Послышался женский голос.
Кассандра открыла глаза и посмотрела на свою соседку по комнате. Черноволосая девчонка с курносым носом смотрела на нее с отвращением как будто Кассандра была грязнокровкой.
- Лен, какая же ты все-таки сволочь! – Без тени сомнения выпалила Кассандра.
- Ах, какие мы недотроги. Крусио!
Отступившая боль снова вернулась, но Кассандра из последних сил сказала:
- Ты поплатишься за это. К тому же мы не можем использовать это заклятие не на уроке.
- Ах, какие мы бяки. – С издевкой сказала Елена и вышла из комнаты.
За окном ясно светило солнце и весело шумела горная речка. Это означало, что несколько минут назад сняли заклинание препятствия. Кассандра села на кровати, обхватив руками колени. Ей было очень больно, ее сильно мутило, так что она решила не идти на завтрак. Она встала, оделась, умылась и пошла в библиотеку.
Входя во второй коридор ведущий в библиотеку, Кассандра услышала за своей спиной:
- Так, так, так... полукровка в своем репертуаре! Ты думаешь, что мы не знаем твои слабости, грязь?!
Кассандра обернулась. Позади нее стояло около четырех девчонок-старшекурсниц и они ехидно улыбались. Кассандра поняла, что они собираются сделать и решила пока что увертываться от заклятий. В ее сторону полетело несколько Крусио и одно Авада Кедавра. От заклятия смерти она увернулась быстро, но попала под заклятие боли. Острая боль пронзила ее тело, как будто ее пронзили острым раскаленным мечом, она неистово закричала, но поблизости небыло никого кто мог бы прекратить эту боль. Через несколько минут после наложения заклятия, она потеряла сознание, провалилась в глубины своего бытия. Она больше не чувствовала ни боли, ни своего тела – она летела над лесом, пролетая над глубокими реками и озерами с почти прозрачной, чистой водой. Казалось, этот лес бесконечен, но вот вдали показались остроконечные башни какого-то старинного замка. Он приближался. Кассандра заметила странное место, похожее на поле для футбола, по краям которого стояло три кольца (среднее кольцо было выше двух других), поле было ограждено деревянными строениями. Она пролетела к замку, обогнула его и спустилась к озеру, на краю берега которого стоял одинокий монумент. Она посмотрела на этот монумент и вдруг очень неожиданно прозвучал звонок. Кассандра потянулась в раскрывшиеся двери. Где-то вдалеке, почти совсем не слышно за гулом разговоров множества детей и подростков, прозвучала фраза «Нам попадет от Милорда! Если мы ее где-нибудь не спрячем, они нас тоже замучают этим заклятием». В какой-то момент она поняла, что это сказал не кто-то из толпы, а старшекурсницы Бьезо. Кассандра хотела уже вернуться в свое тело, но вдруг увидела его. Парень с черными волосами, на носу которого красовались круглые очки, в оправе которых танцевали золотые огоньки, одетый в черную мантию, с тростью в правой руке, золотой наболдашник которой был сделан в виде львиной головы, на которую он часто опирался, спускаясь с лестницы в сопровождении рыжеволосой красавицы. Все дети уступали им дорогу. На вид парню было около двадцати лет. Времени разглядывать его у Кассандры не было. Он на миг оторвал взгляд от ступенек, по которым шел, и посмотрел куда-то в сторону Кассандры, мило улыбнувшись. Его спутница и никто из присутствующих в помещении не заметил этой улыбки. У Кассандры возникло ощущение, что эта улыбка для нее. Но тут ее выдернули из этого мира и она снова вернулась в свой мир, полный ужасных реалий.
Она лежала на холодном каменном полу в каком-то незнакомом помещении. Перед ней сидела на корточках Хельга Брайянс и пристально смотрела на нее.
- Где я? – Тихо слабо прошептала Кассандра, приподнявшись и с любопытством осматриваясь вокруг.
- Это подвал особняка перед замком. – Отозвалась та и встала. – Здесь даже лавочки нет, чтобы сесть. Идти можешь?
- Я только что из обморока...
- Если бы. Ты не дышала. – Спокойно объяснила Хельга. – Что случилось?
Кассандра задумалась, вспоминая что же случилось. Но, когда вспомнила, правды не сказала.

URL
2009-10-12 в 13:27 

Сабрина Винтер
- Чтож дело твое. Только если это узнает Милорд, тем, кто это с тобой сделал, не сдобровать. Ты пропустила завтрак. – Хельга достала палочку и сотворила два бутерброда с разной начинкой, кубок с апельсиновым соком и тарелку, на которой лежало две жареные сосиски и вареная картошка под болгарским соусом. – Позавтракай. Тебе нужны силы.
Кассандра, хоть и не хотела есть из-за пережитого, но все-таки все съела. Хельга наблюдала за всем этим и, когда она закончила, сказала:
- Так, теперь десерт. На завтрак у нас был бисквитный торт с орехами, вафли и, посыпанные сахарной пудрой, морковные пончики.
Три взмаха волшебной палочкой и на полу в тарелке появился десерт. Кассандра пришла в восторг. Больше всего она любила, посыпанные сахарной пудрой, морковные пончики, бисквитный торт и вафли с шоколадно-молочной начинкой.
- Там еще много было вкусьненького, но на все моих сил не хватит.
- Это значит, что Милорд опять выйграл у Поттера битву.
- Наверное, не знаю. Ладно мне пора. Хотела зайти в библиотеку.
- Стой. Я с тобой. Тоже нужно туда. – С набитым ртом сказала Кассандра. - Туда я и направлялась прежде, чем это случилось.
- Может расскажешь. Не выдам.
- Ты забыла, что нам говорил Милорд? «Никому не доверяйте. Везде снуют шпионы Министерства»!
Хельга усмехнулась, но все-таки задумалась.
- Ты тоже можешь быть шпионкой. – Туманно проговорила она, в этот момент Кассандра поперхнулась тортом и начала кашлять. – Анапнео! – направив на нее свою волшебную палочку, сказала Хельга.
- Спасибо.
Кассандра спокойно доела свой десерт и последовала за Хельгой в ванную комнату прихорашиваться, потом они пошли в библиотеку.
Через три часа Кассандра снова упала в обморок. На этот раз это случилось, когда она проходила около кабинета профессора Беллатрисы Лейнстрейндж. Сначало все было мутным и расплывчатым, но потом все прояснилось и она увидела трех воронов на фоне кроваво-красного неба. Они летели прямо на нее, желая расцарапать ей лицо своими острыми когтями. Девушка зажмурилась, а когда открыла глаза, воронов не было. На полу какой-то странной комнаты лежали обгоревшие перья. Кассандра очнулась. Перед ней стоял Драко Малфой и о чем-то тихо говорил Беллатрисе Лейнстрейндж. Девушка приподнялась и потерла правой рукой пульсирующий висок. Разговаривающие профессора обернулись на нее и Лейнстрейндж сказала:
- Долго тебе не продержаться в этой школе, милочка. Вставай и следуй за мной.
Кассандра посмотрела жутко скучным взглядом на Беллу и, встав с холодного каменного пола, последовала за ней. Они прошли два длинных коридора, завернули за угол и поднялись по лестнице, прошли еще один длинный коридор и оказались перед кабинетом Темного Лорда. Белла постучалась в дверь и оттуда отозвался ледяной голос его хозяина.
- Войди, Белла.
Белла открыла дверь и впихнула в комнату девушку с черными, как вороново крыло, немного волнистыми волосами и васильково-синими глазами - таковой являлась Кассандра.
- Милорд, мне всегда казалось, что в Вашей школе нет места слабакам!
Кассандра посмотрела на Беллатрису Лейнстрейндж так, как будто хотела пустить в нее сильнейший Круциатус. Но Белла, не заметив взгляда девушки, продолжила.
- Это уже семнадцатый случай с этой девчонкой. Она постоянно падает в обморок...
- Давай спросим почему? – Беспристрастно глядя на Беллу, которая смутилась этим взглядом, сказал Волдеморт.
- Это все видения, милорд.
- Да? – Язвительно сказала Белла и сильно ткнула пальцем в бок Кассандре.
- Ай! – Жалобно пропищала та и быстро объяснила, - Меня сегодня уже четыре раза пытали Крусио.
- Кто? Белла?
- Нет, сэр.
- Говори имя. – Грозно сказал Волдеморт.
Кассандра замялась, но посмотрев Волдеморту в глаза, быстро сказала:
- Елена Гранд и Элеонора Гверри. Не наказывайте их слишком сильно.
- Ты... добрая. От таких проку мало.
Белла просияла. Кассандра знала, что Темный Лорд так говорит только ради своей лучшей Пожирательницы Смерти. Девочка дернулась, ведь взгляд Волдеморта не предвещал ничего хорошего.
- Вы не спросили, что меня вводит в состояние обморока. – Напомнила она и посмотрела на Беллу, которую перекосило от отвращения к ней.
- Я надеялся, что ты сама мне все расскажешь. Наедине. – Сидя в бордовом кресле у камина, сказал Волдеморт, и, повернувшись к Беллатрисе сказал- Оставь нас.
- Но... – Замялась та, но заметив взгляд хозяина, повиновалась. – Хорошо. Если я буду нужна...
- Иди, Белла. Я позову тебя. – Прервал ее Волдеморт и пристально посмотрел на огонь.
Белла повернулась к двери и выбежала. В комнате осталось только двое, не считая Нагайны. Волдеморт встал с кресла и подошел к своему старому резному письменному столу, на мгновение задержался, посмотрев куда-то сквозь деревянный стул и повернулся к Кассандре.
- Сядь на тот стул и говори. –Властным голосом приказал Темный Лорд.
Кассандра села на стул, стоявший возле стола Волдеморта, и описала свои видения, которые были у нее с сегодняшнего утра, и не забыла даже описать утренний сон, и, когда она закончила, спросила:
- Кто они?
- Те мужчина и женщина, спускавшиеся по лестнице? Гарри Поттер и Джинджер Уизли-Поттер. – Равнодушно сказал Темный лорд и с интересом спросил, поменяв тему разговора. - А что скажешь о принце, с которым танцевала?
- Он был темноволосым, волосы убраны в хвостик. У него серые глаза. нос змеиный как у вас. Узкие губы и очень гордый взгляд...
Волдеморт стоял задумавшись над сказанным только что Кассандрой. Она сидела на стуле и боялась беспокоить Темного Лорда. Волдеморт держал маленькую бутылочку, наполненную зеленоватой жидкостью, которая не весть откуда появилась у него в руках. Кассандра узнала ее, так как у нее была точно такая же.
- Милорд, а что это за сосуд у Вас в руках? – Кассандра, не скрывая любопытства, посмотрела на сосуд, а затем перевела взгляд на Темного Лорда, который пристально разглядывал ее лицо, надеясь найти на нем что-то необычное.
- Сосуд жизни. – Коротко ответил он, не желая продолжать далее эту тему, и бутылочка испарилась.
Кассандра задумчиво посмотрела на Волдеморта. Тот отошел от стола и зажег потухший огонь в камине. В комнате стало тихо, как в вакууме, за окном раздавались звуки водопада и «крики» орлов, круживших возле замка и выискивающих свою добычу. Нагайна шипела своему хозяину о том, как хорошо было бы «не уходить головой в сентиментализм». И вдруг Кассандра поняла, что понимает то, что говорит Нагайна! Она попыталась осознать, что с ней случилось и неожиданно для себя признала то, что она может быть далекой внучкой Салазара Слизерина. Она посмотрела на Волдеморта и робко позвала:
- Милорд?
- Я помню про тебя.
- Я понимаю язык Нагайны. – Она сглотнула большой комок, который подступил к ее горлу, когда Темный Лорд удивленно и настороженно, как бы не веря, посмотрел на нее.
- Это правда? – Спросил он и стал ждать ответа.
- Да, милорд. – ответила та и уселась поудобнее.
- Тогда я смогу рассказать тебе про сосуд жизни. Я научу тебя тому, что знаю и умею.
Кассандра взяла свой сосуд жизни и показала Волдеморту. Тот тщательно его осмотрел и вынес вердикт – сосуд не полный. После чего он провел длинным пальцем по стеклянной стенке сосуда и сказал:
- Если ты еще не заметила, твой сосуд чуть теплый. Это значит, что ты не совсем испорчена мной и моими Пожирателями. У меня он ледяной. Кстати, ты знаешь какое у тебя заклинание?
- Заклинание, Милорд?
- Да. Заклинание.
- Нет, Милорд.
- Обычно с сосудом жизни связаны какие-либо заклинания. Например, Авада Кедавра. Луч этого заклинания зеленого цвета, значит и в сосуде жизни жидкость должна быть зеленого цвета. Определение заклинания затрудняется, если: 1) оно бесцветно; 2) оно никак не проявляется; 3) оно не может проявиться из-за давления на мага его имеющего; 4) маг боится его применять по какой-либо другой причине. Причин может быть много, а может быть и одна. Это один аспект, а вот другой. Бесцветных заклинаний около тринадцати. Смею заметить так же, что эти заклинания, Я называю их «врожденными», могут проявляться и у магглокровных магов. У тебя, я думаю, Авада Кедавра.
- А у Вас, Милорд?
- Тоже Авада Кедавра.
В дверь кто-то постучал и, по разрешению Темного лорда, в комнату вошел Драко Малфой, держа зашиворот четырнадцатилетнюю круглолицую девочку с растрепанными черными волосами и зелеными глазами, которые метали молнии. Кассандра конечно знала эту девочку – ее злосчастная соседка по комнате – Елена Гранд. Малфой впихнул ее чуть ли не пинком и сказал:
- Во-первых, она рылась в чужих вещах, во-вторых, она заставила Каролину Миджелинг во время всеобщего обеда танцевать на столе в непристойном виде Кан-Кан, который я терпеть не могу. В-третьих, она убила Джолину Ваг...
- ...В-четвертых, она пытала Крусио свою соседку по комнате, и в-пятых, натравила на соседку по комнате своих подружек со старших курсов. – Закончила за Малфоя Кассандра.
Волдеморт задумался.

URL
2009-10-12 в 13:39 

Сабрина Винтер
Глава 3
Свиток Слизерина.


После смерти Альбуса Дамблдорфа, директором Хогвартса стала миссис МакГонагал, Гарри не доучился последний курс и пошел искать скримстражи Волдеморта. Он уничтожил только два скримстража из четырех за два с половиной года – кубок Когтеврана и медальон Слизерина. Сейчас эти трофеи, чуть помятые и искареженные, находились в кабинете Гарри. Невилл Лонгботтом стал преподавать Травологию, а Гермиона Грейнджер теперь преподавала Зельеварение. Рон работал в Министерстве в Отделе по Борьбе с Использованием Черной магии (сокращенно ОБИЧ).
Гарри с помощью Джинни спустился с лестницы. Он редко выходил из своего кабинета, только чтобы преподавать Защиту от Темных искусств, так как в последний раз, обыскивая дом Риддлов, он наткнулся на Волдеморта, который пытался разобраться куда запропастился его последний скримстраж. Между ними завязался бой, из которого Гарри вышел с магической травмой левой ноги. Он не смог найти и забрать скримстраж Того-кого-нельзя-Называть. Обратясь к медсестре Хогвартса мадам Помфри, учитель ЗОТИ узнал, что такие травмы лечатся долго, а иногда даже остаются на всю жизнь. Джинни смотрела на ступеньки и не могла заметить, как Гарри посмотрел чуть выше статуи бывшего директора Хогвартса Альбуса Дамблдорфа. Ему показалось, что там кто-то есть и это не призрак. Он улыбнулся, чуть приостановившись, как бы споткнулся, и быстро перевел взгляд на ступеньки. Никто из окружающих этого не заметил. Гарри сжал трость крепче и крикнул ученику дома Слизерин с третьего курса, который в тот момент послал в гриффиндорца-второкурсника заклятие Конъюктивитус:
- Минус сто пятьдесят пять очков Слизерину, Проперик, и наказание. – Второкурсник хныкал, у него из глаз текли кровавые слезы. – Джинни, милая, позаботься о Дэниеле Вэддеринге. Я и сам могу спуститься с лестницы, любовь моя.
Заботливая Джинни отпустила руку Гарри и быстро спустилась к толпе, которая собралась вокруг Дэниела. Гарри, одной рукой придерживаясь за перила, медленно спустился вниз и выкрикнул:
- Кто использует непростительное заклятие в пределах этой школы, пусть будет уверен, что покинет эту школу быстрее, чем самый быстрый игрок в квиддич.
Джинни увела Дэниела к мадам Помфри. Гарри, прихрамывая, спустился с последней ступеньки и облегченно вздохнул. Неподалеку от него, сбившись в кучку, оживленно беседовали три девочки-пятикурсницы с Когтеврана. К Проперику подошли слизеринцы со второго и третьего курсов и спросили, что случилось. Гарри строго на них посмотрел и направился к двери.
Небо над Хогвартсом было затянуто дождевыми тучами, но дождя не предвещалось. Подул свежий ветер. Вдалеке грозно заколыхались верхушки вековечных елей. Гарри хотел поговорить с Хагридом об общих воспоминаниях. Он спустился к хижине и постучал тростью в дверь. За дверью залаял Клык, засовы звякнули и в дверном проеме появилась массивная фигура Хагрида. Гарри заметил, что у его друга на бороде появились седые волоски.

URL
2009-10-12 в 13:39 

Глава 4.
Адская впадина

Путь к бессмертию пытались найти столь многие великие волшебники, что усилия их не могли не породить свою мифологию.
Как утверждает легенда, некоторым магам удалось найти дверь, ведущую к бессмертию. А это значит, что они и сейчас живут среди смертных волшебников, тщательно оберегая свою тайну. Легенды должны были появиться непременно: как, например, легенда о Темном Лорде Волдеморте и Гарри Поттере.
Так же поисками бессмертия занимался один из четырех основателей Хогвартса Салазар Слизерин.
Однажды в самый разгар учебного года Салазар исчез в неизвестном направлении. Вскоре после исчезновения, Салазара видели неподалеку от Запретного леса. В течении ряда веков ходили слухи, что Слизерин смог избежать смерти и продолжает скрываться где-то...
Гарри бышел из дверей школы и направился к хижине Хагрида. Только что кончился урок и ученики первого курса спешили на урок травологии. Гарри помахал Хагриду примостившемуся на массивной ступеньке своей хижины.
- Здравствуй, Гарри! Давненько... э-э-э... не видел тебя.
- Здравствуй, Хагрид. Дела, все дела. Я слышал от Гермионы, что ты поймал редкое животное в лесу. Можно на него взглянуть?
- Конечно, Гарри. – Прогрохотал Хагрид с гордостью. – Только он пугливый совсем... боится значит... ну, пошли в лес. Только осторожно с ним, а-то я и сам пока не знаю насколько он опасен сейчас... чувствует он что-то...
Хагрид повел Гарри в Запретный лес. Они прошли две маленьких опушки и очутились на открытой поляне. Лес показался Гарри совсем неприглядным. На поляне паслось нечто отдаленно похожее на оленя с лицом макаки, на голове у него красовался единственный золотой рог, как будто это существо было родственником единорога. Хагрид заметил изумление на лице Гарри и быстро объяснил:
- Я назвал его Голденхорном. Красивый, правда?
- Красавец. Где ты его нашел, Хагрид? Как ты думаешь, из какого он рода?
- Не знаю из какого он рода, но Голдик очень сильно хромал, да. Его кто-то поранил. И если присмотреться, то можно увидеть, что кто-то большой и голодный пытался его поймать. Вон видишь на левом боку царапина? Это вот оно самое.
Голденхорн прекратил щипать травку и, подняв голову, пристально посмотрел на Гарри. Взгляд его голубых, как небо, глаз, казалось, сканировал. Голденхорн осторожно подошел к нему и так же осторожно понюхал. Не найдя опасности, он позволил Гарри погладить себя по шее и дотронуться до лба. Напряжение его ушло и он наслаждался лаской. Хагрид стоял в сторонке и наблюдал за всем этим. Казалось, голденхорн изучал их, пытаясь прочитать их мысли.
- Удивительное животное. Узнать бы откуда оно. – Задумчиво произнес Хагрид.
- Хагрид, а ты ничего подозрительного в лесу не видел? – Спросил Гарри, пытаясь избежать тщательного вылизывания голденхорном. – Ничего необычного не случалось?
- Лес замолчал.
- Я тоже заметил это.
- Посмотри-ка, ты ему... это... сильно понравился.
- Что-то ты недоговариваешь, Хагрид.
- Ну,.. не я видел... Грохх в лесу человека встретил. Хороший парень... напуганный правда малясь. – Тут Хагрид догадался, что проговорился и быстро сказал. – Я тебе этого не говорил.
- Почему? С этим человеком связано что-то плохое? Ты не умеешь скрывать тайны, Хагрид, опытные маги видят тебя насквозь. – Подытожил Гарри с видом собственного достоинства; Хагрид приуныл и Гарри быстро добавил, - Не сердись на меня, пожалуйста.
- А зачем мне сердиться-то на тебя? Прав ты. Прав. Я как... этот... Влас...
- А это еще кто?
Хагрид взвыл и закрыл лицо руками. Голденхорн попятился в заросли странного кустарника, но тут же спохватился и отпрянул от него. Гарри это заметил.
- Хагрид? – Осторожно позвал он, не сводя с кустарника глаз. – Мне кажется этого куста здесь не было. – Заметил Гарри и подошел к нему ближе.
- Э-э-э… я не знаю это растение. Осторожнее с ним. Ладно? Может оставим растение в покое и пойдем ко мне ...

URL
     

Бриллианты звезд

главная